ПОЛИТЕ - все о политике в Украине » Дайджест » Андрей Гончарук: "Лучше плохое регулирование чем его отсутствие и жизнь на мировом торговом поле, по закону джунглей…"

ДайджестАндрей Гончарук: "Лучше плохое регулирование чем его отсутствие и жизнь на мировом торговом поле, по закону джунглей…"

автор: | 26 сентября 2005 | Просмотров: 1396
Андрей Гончарук занимается вопросом вступления Украины в ВТО с самого начала этого процесса в 1993 году. Будучи руководителем Министерства внешнеэкономических связей, а затем курируя данное направление в качестве государственного секретаря по вопросам торговли в Минэкономики, он до 2003 года возглавлял делегацию на Женевских переговорах. А с 2003-го имеет возможность наблюдать, как это делают другие, с позиции почетного президента Центра торговой политики и права. Свои оценки затянувшегося процесса он согласился изложить в интервью нашему изданию.
Андрей Иванович, согласны ли вы с мнением, что ВТО обеспечивает интересы более конкурентоспособных экономик, формируя международное разделение труда, при котором промышленно развитые страны становятся главными производителями высоких технологий, а остальные поставляют им сырье, энергию и технологически несложную продукцию?

— Если говорить теоретически, давайте начнем с того, что на современном этапе научно-технической революции (НТР), который начался во второй половине 70-х и продолжается по сегодняшний день, развитие происходит не только в зависимости от существования системы ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле), ВТО, МВФ и других международных структур. Данный этап начался в связи с исчерпаемостью природных ресурсов, энергетическими шоками тех лет, подтолкнувшими западные страны к структурной перестройке. Это объективное развитие.

На Западе гораздо раньше поняли: если ресурсы ограниченны, нужно построить такую экономику, которая будет минимально потреблять и максимально выдавать на-гора. Меня в середине 80-х, когда я писал раздел в монографию по научно-технической политике капиталистических стран, поразил такой факт: страны — члены Организации экономического сотрудничества и развития сумели за 7 лет, с 1973-го по 1980-й (время так называемых нефтяных кризисов), снизить энергоемкость ВВП в 2,4 раза (!).

Другой вопрос, что ВТО ответила на вызов нового этапа НТР. Я считаю, что ответом (хоть и запоздалым) был семилетний период переговоров в рамках "уругвайского раунда", который начался в городе Пунта-дель-Эсте в сентябре 1986 года, а закончился в конце 1993 года. Хотя официально переговоры были завершены уже на совещании министров стран-участниц в городе Марракеше 15 апреля 1994 года подписанием Заключительного акта. Он открыл для подписания Соглашение об учреждении ВТО. Таким образом, Всемирная торговая организация (ВТО) в ее нынешнем формате начала действовать с 1 января 1995 года.

"Уругвайский раунд" значительно расширил рамки регулирования мировой торговли. Были ужесточены тарифные требования, многосторонние соглашения. Но главное — в перечень подлежащих регулированию сфер попали услуги (от программного обеспечения до банковского обслуживания). Об "экономике услуг" западные специалисты стали говорить еще лет 25—30 назад, когда часть данного сектора в мировом валовом продукте стала занимать все большую долю.

Что же касается утверждения, будто ВТО обеспечивает интересы более конкурентоспособных экономик, формируя международное разделение труда, тут я готов к дискуссии. Разделение труда не регламентируется и не обеспечивается ВТО, оно было без ВТО и будет. Еще по теории Смита известно, что тот, кто лучше, быстрее и качественнее производит какой-то продукт, закрепляет за собой и ниши его сбыта. Скажем, мы успешно производим металлы, поскольку у нас более дешевая рабочая сила и энергоносители, а также мягче экологические ограничения. Как только эти факторы уйдут, закончатся наши так называемые "сравнительные конкурентные преимущества", и я не думаю, что ВТО будет играть роль "спасателя".

Мы бы хотели производить самолеты, автомобили и пароходы, но для этого нет соответствующих условий, и нам приходится выходить на рынок с тем, что у нас хорошо покупают. Это металлы, химия, легпром, зерно. И ВТО здесь ни при чем…

Всемирная торговая организация регламентирует базовые правила на международном торговом поле. Как правильно заметил последний генеральный директор ГАТТ и первый руководитель ВТО Питер Сазерленд: лучше плохое регулирование на мировом торговом поле, чем отсутствие регулирования и жизнь по закону джунглей. Это было сказано в критический момент, когда все решали: закончится этот бесконечный "уругвайский раунд" или нет.

Вступит ли Украина в ВТО в нынешнем году, и чем вы объясните подзатянувшийся на столько лет марафон?

— Как показывает опыт, к примеру, Словении, средний срок вступления в ВТО восточноевропейских стран составляет 4—5 лет. Из них почти год может занять техническая финальная часть: когда юристы в офисе ВТО и столицах стран-членов начнут изучать уже согласованные документы. Поэтому, отвечая на первую часть вашего вопроса, я как болельщик хотел бы верить в победу, но как игрок с опытом вижу, что есть как минимум серьезные технические проблемы, которые могут не позволить вступить в ВТО до конца года.

То, что Украина может скоро "перегнать" Китай, вступавший в ВТО 15 лет (правда, объемы наших экономик, мягко говоря, не поддаются сравнению), вызвано скорее субъективными факторами, чем объективными. Несмотря на громкие заверения в неизменности магистрального направления, практическое продвижение к цели осложнялось целым рядом факторов: от отсутствия большинства в парламенте до работы лоббистов. Взяв обязательства перед нашими партнерами, мы то и дело отступали под влиянием популизма, связанного с парламентскими и президентскими выборами. Еще одним субъективным фактором явился неблагожелательный внешнеполитический климат, окружавший Украину с конца 2000 года.

А вы не думаете, что вступить в ВТО для Украины — не вопрос. Вопрос, на каких условиях?

— Условия были сформулированы в 1996 году, когда указом президента была утверждена концепция трансформации таможенного тарифа. Этот документ фактически был нашим тарифным предложением. Он был расписан с 1996-го по 2005 год: насколько мы можем "спуститься" по таможенным ставкам. Как всегда в таких коммерческих переговорах глобального характера, не было закрыто наше тарифное предложение, но были закрыты рекомендации по уступкам, разработанные по состоянию на апрель 1996 года. Т. е. мы предлагали на переговорах снизить примерно за 10 лет ввозные пошлины до определенного уровня. Можно посмотреть этот документ образца 1996 года, и будет очевидным наличие ряда расхождений: где-то ставки импортных пошлин выше, но в целом перечне чувствительных отраслей, включая и сельское хозяйство, ниже. Не могу об этом говорить со стопроцентной уверенностью, так как процесс еще не закончен, а такие вещи на этапе переговоров, тем более — финальном, обычно не предаются гласности. Их если и обсуждают, то в узком кругу представителей отраслевого бизнеса и правительства.

Министр экономики Сергей Терехин сказал, что его ведомство открыло стране ВТО…

— Это не совсем точно. Наверное, следует вспомнить, что Министерством внешэкономсвязей и торговли еще в первой половине 90-х годов были изданы брошюры, популярно объясняющие, что такое система ГАТТ/ВТО, проведено 3 правительственных конференции с привлечением как наших партнеров по ВТО, так и представителей национальной элиты. Когда говорят, что нет материалов о последствиях вступления во Всемирную торговую организацию, как положительных, так и отрицательных, это тоже не совсем соответствует истине. Довольно солидное исследование было опубликовано в 2002 году. Тогда мы прогнозировали на 2004 год $22,2 млрд. экспорта товаров, а реальность превзошла даже самые оптимистичные прогнозы — экспорт существенно превысил $30 млрд. При этом темпы роста экспорта намного превосходили рост импортных поступлений.

О чем это говорит?

— Это свидетельствует о том, что экономика страны на сегодняшний момент и так достаточно открыта. Сложилась определенная структура потребления товаров и услуг. К тому же такой фактор, как сравнительно низкая покупательная способность, не позволит рядовому украинцу покупать итальянскую или испанскую колбасу даже после снижения импортных пошлин. Поэтому бояться, что отечественный производитель будет удушен иностранными конкурентами, не надо. Тем более что с середины 90-х годов многим отраслям, включая пищевую промышленность, законодательная и исполнительная власть создали совсем уж тепличные условия, и это не всегда положительно сказывалось на качестве их работы.

Высказываются серьезные опасения по поводу прихода в Украину иностранных банков, которые "съедят" отечественную финансовую систему. Но я недавно был в Венгрии, вступившей, к слову, в ГАТТ в 1973 году, и разговаривал с местными финансистами. Они констатируют, что "открытие дверей" для зарубежных банков повысило качество финансового продукта на рынке. Конечно, это не означает резкого падения стоимости кредитов, но конкуренция всегда положительно влияет на качество услуг и их стоимость, да и предлагаемое ими "меню" — гораздо более разнообразное…

Насколько я знаю, на переговорах есть две группы требований. Первая — установить некий режим на дату вступления (это преимущественно адаптация национального законодательства к стандартам ВТО). Вторая часть требований касается двусторонних отношений поступающего с переговорщиками из Рабочей группы. С чем у нас больше пробуксовки: с адаптацией или двусторонними договорами?

— На сегодняшний день — с адаптацией. У нас высокими темпами подписываются двусторонние протоколы, а изменения в законодательстве за этим не поспевают. В России, например, наоборот. Они мне рассказывали, что гармонизировали законодательство, за исключением отдельных вопросов (авиация, сельское хозяйство, энергоресурсы), а с двусторонними соглашениями вышла заминка.

Однако существует нормальный выход, когда вопрос приведения конкретной законодательной нормы в соответствие с принципами ГАТТ/ВТО не требует немедленного законодательного решения. Такую норму можно включить в Отчет Рабочей группы как наше определенное обязательство к определенному сроку — на момент вступления в ВТО. И за этот срок провести вопрос через парламент, внеся протокол в целом как международный договор на ратификацию. Учитывая, что больше половины необходимых для вступления документов уже принято (кстати, проголосован закон об интеллектуальной собственности — для американцев это было крайне важно), остались в основном "металлолом" и "шкуры", а сроки вступления поджимают, надо идти названным мною путем: через включение отдельных обязательств в Отчет Рабочей группы и последующую ратификацию.

В вэтэошных нормах есть "лазейки для умных". Например, разрешено государственное финансирование экологических нужд, и под таким предлогом во многих странах модернизируют предприятия, скрыто субсидируют целые сферы. Но чтобы пользоваться этим, необходимо определенные нормы закрепить в законодательстве до вступления, поскольку "торговаться" с ВТО можно только на этапе переговоров. Украина догадалась что-то сделать в этом плане?

— Насколько я знаю, определенная изобретательность была проявлена нашей стороной в части адаптации аграрного законодательства. Поэтому "скрытые субсидии" у нас заложены преимущественно в сельском хозяйстве. Правда, сумма поддержки агросектора пока не определена. Когда я уходил в отставку, речь шла о более высокой сумме, чем называется сейчас.

Как вы думаете, рекордное количество секторальных соглашений (о минимально низкой, нередко даже нулевой ставке ввозной пошлины), которые подписала Украина, не свидетельствует о чрезмерной уступчивости переговорщиков?

— Я думаю, что из 16 секторальных соглашений, к которым присоединяется Украина (всего их 19), серьезно влиять на выживаемость отечественных товаропроизводителей могут лишь несколько. Например, соглашения, касающиеся фармацевтических препаратов или дистиллированных спиртов. Но по спиртам соглашение подписывалось при мне, и мы зафиксировали отсрочку на три года. Вообще, все "секторалки" согласовывались в соответствующих ведомствах, где производились расчеты, насколько резкое снижение пошлин повлияет на отечественное производство. Хотя вопрос тут, конечно, есть…

В документах ВТО встречается фраза: в случае, если в государстве будет складываться тенденция к возникновению опасности для экономики, то государство может вмешиваться в ситуацию, вводить количественные квоты или некие корректировки. Но чтобы так защищаться, нужна методология оценки последствий в соответствии с международными стандартами. Сделано ли что-то в этом направлении?

— Насколько я знаю, проблема методологии сохранилась до сих пор. Более того, вводя ограничения в виде повышенных таможенных пошлин на металлолом, семена подсолнечника и шкуры, мы допускали важную методологическую ошибку. Согласно документам ВТО, любое ограничение должно быть введено на четко определенный период и обосновано анализом возможного ущерба. Мы никогда не писали, на сколько мы вводим защитную пошлину, и не могли предоставить грамотно составленную в соответствии с методологией оценку последствий. В связи с этим у нас были крупные неприятности с МВФ и другими финансовыми донорами.

Если Россия вступит в ВТО раньше, это сильно прибавит нам проблем?

— Думаю, особенно бояться такого поворота нам не стоит, но дополнительные преграды действительно могут возникнуть, учитывая, что Россия — наш крупнейший торговый партнер, а такие вопросы, как, например, транзит газа, охвачены регулированием ВТО.

Каким, на ваш взгляд, будет основной позитив от вступления?

— Власть не сможет "хулиганить", повышая произвольно тарифы, раздавая субвенции и т. д. Все это будет регулироваться четкими рамками правил ВТО.

Беседовала Галина Моисеева


Источник: Киевский телеграф
 (голосов: 0)

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Другие новости по теме:
Информация:
Теги
Популярные новости
Пресс-релизы:
Немного рекламы
Наш опрос
Наши партнеры
Дизайн сайта